Глава комитета благоустройства Екатеринбурга — о ремонте дорог, стрит-арте, вырубке тополей и активистах

«Любое мнение полезно, если оно принесет пользу всем»

Глава комитета благоустройства Екатеринбурга — о ремонте дорог, стрит-арте, вырубке тополей и активистах

В Екатеринбурге ремонт дорог, реконструкция парков, борьба со стрит-артом и его поддержка — темы, которые важны для многих горожан и десятков общественников и движений. С 2009 года комитет по благоустройству, который отвечает за все эти направления, возглавляет Тамара Благодаткова. Мы поговорили с ней о том, как администрация выбирает дороги для ремонта, где тротуары лучше закатывать в асфальт, а где — класть плитку; почему стрит-арт нужно согласовывать с мэрией; об уничтожении тополей; о том, почему Екатеринбург — чистый и зеленый город и какие места в городе она любит больше всего.  

Тамара Благодаткова возглавляет комитет по благоустройству уже 12 летЯромир Романов / Znak.com

«У нас действительно есть проблемы с грунтом»

— В начале сезона замглавы города Алексей Бубнов говорил, что в 2021 году в Екатеринбурге отремонтируют 45 участков дорог. Сколько из них удалось отремонтировать на данный момент?

 — По данным на 9 сентября, на 88% дорог, или на 480 тыс. квадратных метров, уже полностью уложен асфальт с верхним слоем дорожного покрытия, на 93% от плана лежит выравнивающий слой, то есть мы находимся на завершающих этапах работ. В этом году достаточно хорошо организован ремонт тротуаров. 

Обычно по ним идет небольшая задержка, но в этот раз у нас было условие к подрядчикам, чтобы ремонт тротуаров шел одновременно с проезжей частью.

Для нас год заканчивается успешно, мы не видим никаких рисков, связанных с нарушением сроков муниципальных контрактов, работы заканчиваются в штатном режиме.  

— Как вы ежегодно выбираете дороги для ремонта? Есть ли какая-то система критериев? С точки зрения обывателя, выбор участков кажется хаотичным.

— Возможно, горожанам действительно не совсем понятно, как это происходит, хотя мы учитываем их мнение, они часто пишут обращения в администрацию Екатеринбурга. 

Мы также пользуемся сайтом «Разбитых дорог России», но главный и принципиальный критерий для нас — это инструментальная диагностика дороги.

Мы проводим ее ежегодно: размещаем муниципальный контракт, проводим конкурс, и работы проводят независимые организации, которые определяют степень разрушения дорожного полотна. Принимается во внимание не только наличие ям, но и колеи, трещины, нарушение продольной характеристики дороги или поперечного профиля. Все эти критерии учитываются, и по ним выбираются самые плохие участки.  

— А есть ли такие улицы, где дорогу ремонтируют чаще, чем на других? Например, есть впечатление, что улицу Куйбышева ремонтируют каждые год-два, но она все равно находится в плохом состоянии.  

— Всю столь протяженную улицу Куйбышева одномоментно отремонтировать невозможно, в результате это делают участками. Например, участок от улицы Московской до 8 Марта не ремонтировали уже больше нормативного срока — больше семи лет, ее давно нужно отреставрировать, но в этом году пока устранили колею. Конечно, значительно чаще ремонтируются те улицы, на которых очень высокая интенсивность потока, в центре Екатеринбурга она превышает все нормативные показатели, скоро интенсивность приблизится к столичной. Екатеринбург — город компактный, но здесь очень много автомобилей.  

Мэрия обращает внимание на просьбы горожан при выборе дорог для ремонта, но чаще всего пользуется специальной диагностикойМэрия обращает внимание на просьбы горожан при выборе дорог для ремонта, но чаще всего пользуется специальной диагностикойЯромир Романов / Znak.com

— Как часто в Екатеринбурге проводятся гарантийные ремонты, когда подрядчик переделывает свою же некачественно выполненную работу?  

 — Такая работа бывает, но так, чтобы полностью перекладывали дорожное полотно, очень редко. Хотя, например, два года назад полностью переделывали одну сторону Новомосковского тракта, потому что она не прошла лабораторный контроль. Подрядчик не отказался, все переделал. Были случаи, когда через год или два в рамках гарантии образовывалось шелушение поверхности, подрядчик тоже переделывал. 

Но случаи глобальных переделок бывают редко, мы все-таки достаточно пристально следим за выполнением работ.

Основные замечания возникают по дождеприемным колодцам, где образуются зазоры и небольшие провалы. Подрядчики исправляют это на протяжении всего гарантийного периода.  

— Будучи мэром Александр Высокинский говорил, что дороги в городе быстро разрушаются из-за особенностей грунта и сложных климатических условий. Это правда так? Появляются ли новые технологии, которые позволяют этого избежать? Применяются ли они у нас?

 — Новые технологии есть, и их уже применяют, но это возможно только при строительстве новых дорог. У нас действительно есть проблемы с грунтом. Например, Объездная дорога построена очень давно, и на ней каждую весну образуется поперечная выпуклость, которая исчезает, когда погода стабилизируется. 

Такие пучинистые грунты на Урале и в Екатеринбурге есть во многих местах, и они дают о себе знать. Изменять Объездную точечно на этом участке, наверное, нелогично.

Лучше дождаться момента, когда мы будем проводить капитальный ремонт дороги, и тогда уже можно будет применять новые технологии, которые предотвращают появление трещин, провалов, выпуклостей.  

— В этом году было два масштабных проекта: ремонт моста на Луганской и моста на Блюхера. Один из них удалось сдать раньше срока, другой до сих пор не открыт, несмотря на обещание главы города. Чем отличаются эти проекты? Насколько они вообще важны для Екатеринбурга с точки зрения комитета благоустройства?

 — Путепровод на улице Блюхера построен очень давно, он большой и сложный, проходит и над железной дорогой, и крупной автомобильной дорогой. Никто из тех, кто давно работает в сфере благоустройства и ремонта дорог, не может вспомнить, меняли ли там вообще температурные и деформационные швы. Если и меняли, то больше 25 лет назад. За это время пришла жизненная необходимость заменить эти швы. 

Если думаете, что нам легко далось решение начать ремонтировать мост на Блюхера, то нет, мы же понимали, что придется его полностью перекрывать. Мы понимали, что работа будет долгая и трудная, но спасибо строителям и хорошей погоде, что мы смогли сдать объект даже раньше срока.  

Что касается улицы Луганской и переулка Базового, транспортная развязка была введена в эксплуатацию в 2000 году, и с тех пор никто ни разу ее не ремонтировал, перестилали только дорожное покрытие. Сейчас здесь также идет замена деформационных швов. В целом этот объект двухгодичный, поэтому с наступлением сильных холодов работы приостановятся, а весной 2022 года возобновят — рабочие начнут делать дорогу на улице Луганской в направлении центра города. Возможно, будем какие-то работы проводить и зимой, посмотрим, какие будут условия.  

«В городе у меня много любимых мест: оба дендропарка, площадь Труда»

— Что вам больше нравится: тротуары из плитки, гранитных плит или асфальта?

 — Если посмотреть с точки зрения массового использования, то, конечно, асфальтированный тротуар удобнее всего. Я это говорю как человек, связанный с уборкой города: когда выпадает снег, его быстрее и удобнее убирать именно с асфальта. Есть крупные, длинные улицы, где целесообразнее стелить асфальт.  

Яромир Романов / Znak.com

Но ведь есть и другая сторона. Мы же, например, носим не только удобную одежду, но иногда и красивую. Так и с покрытием: у нас оно должно быть красивым в определенных знаковых местах, общественных территориях, где человек не просто ходит, но и наслаждается видом, отдыхает. Тогда покрытие из плитки нужно и важно, оно позволяет применить разный по цвету, размеру и фактуре материал, это красиво. Совсем уж отказываться от плитки, по-моему, не нужно. Просто люди вспоминают старую плитку «Бехатон», ее размер был 20 на 10 сантиметров, и женщинам на каблуках было очень неудобно по ней ходить. Сейчас мы стараемся не использовать такую плитку, выбираем большой размер — 40 на 40 или 30 на 30. По такой плитке удобнее ходить, ездить на велосипеде.  

— Вы часто гуляете по Екатеринбургу? Какие места вам больше всего нравятся?

— Я хожу много по городу пешком, работа такая. Да и вообще люблю иногда пройтись по разным поводам. В городе у меня много любимых мест: очень люблю оба дендропарка — на Первомайской и на 8 Марта, это красивые и интересные места. Люблю площадь Труда, она компактная, красивая, нравится фонтан, который там находится. Мне кажется, на этой площади все удачно продумано.  

— Что, на ваш взгляд, в городе необходимо благоустроить, если не брать в расчет те территории, которые уже есть в плане?  

 — У нас много территорий, которые нужно благоустроить. Например, горожане просят сделать набережную. Мы наконец-то разработали проектное решение от улицы Папанина до Щорса. В городе предстоит благоустроить много уголков даже не потому, что они плохие и кто-то когда-то их не сделал, а просто время идет, и нужно, чтобы общественные пространства тоже изменялись. 

Раньше парки почему-то закладывали без освещения. Сейчас это трудно объяснить горожанам, но прежде считали, что фонари в парке не нужны. Например, так было с Зеленой Рощей и парком XXII Партсъезда, там везде было освещение только по транзитным дорожкам, на остальной территории — темно.  

Сегодня мы понимаем, что люди хотят гулять вечером, пользоваться парками в темное время суток. Поэтому в первую очередь при благоустройстве парков мы занимаемся установкой фонарей, об этом просят и сами горожане. В этом плане их и мои желания совпадают.  

— Весной мой коллега погулял по городу и спросил горожан, что они думают о Екатеринбурге. Многие считают, что после чемпионата мира город немного пришел в запустение — на центральных улицах мусор, на исторических зданиях — граффити. Вам не кажется, что за городом действительно как будто стали меньше следить?

 — Я даже не знаю, откуда возникает у людей такое мнение. Я удивлена такому посылу. Конечно, мы не стали следить за городом меньше. После 2018 года у нас, наоборот, усилился регламент. Конечно, в течение того недолгого времени, которое длился ЧМ по футболу, был особый режим работы из-за наплыва большого количества гостей. Мне даже страшно было выглянуть из окна — тогда все было в людях. После ЧМ, конечно же, режим уборки не изменился, мы продолжаем убирать город точно так же. Разве мы не убираем проспект Ленина, улицу Репина? Мы бережно относимся не только к тому, что строится в центре, но и на периферии, в том же районе Академический — красятся ограждения, проводится вакуумная уборка, мытье дорог.  

Яромир Романов / Znak.com

 — Какие еще крупные проекты по благоустройству вы хотите успеть до 2023 года, когда будет универсиада и 300-летие города?

 — Мы планируем построить Солнечные аллеи в микрорайоне Солнечный. К универсиаде там должна появиться гимнастическая школа. Еще будет завершен первый этап благоустройства Преображенского парка в Академическом, это большой объект. Также планируем отремонтировать Исторический сквер. Подчеркну, именно отремонтировать, а не переделать, поскольку это сложный объект, там находятся памятники архитектуры. Будем менять покрытие кое-где, поменяем треснувший гранит. 

«На звуковую рекламу даже я жаловалась, это было невозможно»

— Все-таки, по вашему мнению, Екатеринбург — чистый город?  

 — По крайней мере, он не грязный по сравнению другими городами-миллионниками.  

— Екатеринбург часто сравнивают с Тюменью, мол, там улицы, особенно центр, гораздо чище.  

 — Я была там и видела в центре переполненные урны. Так что все субъективно. К уборке всегда есть замечания, не бывает так, чтобы все делали идеально. Даже я, когда иду на проверки, постоянно высказываю замечания: где-то траву не скосили вовремя, где-то неудобно поставили урну — так, что ее не всегда видят уборщики. Чистота зависит еще и от человеческого фактора: уборочная бригада еще не дошла до участка, сотрудник промел не тщательно и так далее.  

Яромир Романов / Znak.com

Но я думаю, что у нас достаточно высокий уровень содержания. Несколько дней назад на конференцию «Уральский путь» приехали коллеги из разных городов. Я просто «пытала» коллег из Омска: как вам Екатеринбург по чистоте. И они дали очень высокую оценку. Мы планку не будем понижать.  

— Можете рассказать поподробнее о проекте благоустройства улицы Вайнера? Что там хотят сделать? Это будут косметические изменения или что-то глобальное? Что бы вы хотели там видеть?

— В проектах, которые недавно вынесли на обсуждение с горожанами, есть недостатки. Мы бы хотели, чтобы улица Вайнера стала новым для жителей объектом. Она была создана в том виде, который имеет сейчас, в 2003 году, и тогда это было всплеском, до этого в Екатеринбурге не было такой пешеходной улицы. Не хотелось бы, чтобы объект потерял свое значение.  

Поэтому мы требуем от архитекторов создать что-то интересное и уникальное, чтобы реанимировать интерес горожан к этой улице. Пока, к сожалению, подходящего предложения не было.  

В первую очередь там нужно поменять покрытие, освещение и элементы, где люди будут отдыхать, но также придумать что-то особенное. Объект очень сложный, под ним проходит коммуникационный тоннель, поэтому высадить там деревья обычным способом не получится, придется прибегать к посадке растений в контейнерах и кадках.  

— Больше всего нареканий в сторону улицы Вайнера — это обилие рекламных баннеров и вывесок. Была еще звуковая реклама, но ее, к счастью, отключили. Можно ли сделать что-то с вывесками, хотя бы как-то привести их к единому виду, чтобы это смотрелось красиво?  

 — Да, на звуковую рекламу даже я жаловалась, это было невозможно. А вывесками занимаемся не мы, а департамент архитектуры, там есть отдел дизайна городской среды, который рассматривает вопрос стилизации. В рамках проекта благоустройства это сделать невозможно, так как вывеска является собственностью владельца помещения или здания.  

 «Мы вынуждены очищать город от непонятных надписей, это совершенно неправильно»

— Как вы относитесь к многочисленным граффити и уличным арт-объектам в Екатеринбурге?

 — Очень напряженно. Если есть элементы городской среды, где можно что-то нарисовать, если человек умеет это делать, то он может согласовать хотя бы эскиз рисунка. 

Если это просто какие-то буквы, не несущие эстетической нагрузки, то я не знаю, в чем смысл разрисовывать город. Я не понимаю этих людей.

Возможно, у них есть предрасположенность к рисунку, почему тогда они не присоединяться к «Стенограффии» или подобным конкурсам?

В свое время к нам обратились ребята, захотели расписать подземный переход в Историческом сквере, посвятить рисунки творчеству Виктора Цоя, мы были очень рады этому. Долгое время этот объект никто не трогал. Думали, что так будет всегда, но, к сожалению, не случилось. Сейчас мы вынуждены частично закрашивать этот хороший арт-объект из-за того, что его портят. Мы надеемся, что его удастся восстановить, или, может быть, кто-то сможет предложить что-то новое.  

Один из несогласованных стрит-артов партизанского фестиваля «Карт-бланш». Работа уже уничтоженаОдин из несогласованных стрит-артов партизанского фестиваля «Карт-бланш». Работа уже уничтоженаЯромир Романов / Znak.com

— Что вам еще нравится из уличного искусства, появившегося в последнее время?  

 — Я знаю, что расписывается большая подпорная стена на улице Токарей. Это большая, красивая работа, ее рисуют уже несколько недель. Я понимаю, что в этом случае люди заняты серьезным делом. Здесь недалеко, на улице 8 Марта, тоже появился хороший рисунок.  

— Изображение Александра Невского?  

 — Да, кажется он. Этот рисунок вполне уместен, хорошо выполнен. Еще на Банковском нарисовали лисичку (работа появилась в этом году в рамках фестиваля «Стенограффия». — Прим. Znak.com). Есть масса возможностей реализовать себя. А сейчас мы вынуждены отчищать город от непонятных надписей, это совершенно неправильно.

Граффити Александра Невского появилось на стене, которая предназначалась для работы «Стенограффии»Граффити Александра Невского появилось на стене, которая предназначалась для работы «Стенограффии»телеграмчат SAH chat

— Как вы считаете, нужно ли закрашивать красивую, качественную работу, пусть даже если она несогласованная?

Почему в Екатеринбурге много противников патриотического стрит-арта с Александром Невским

— Я ни разу не видела качественную. Может быть, я ничего не понимаю в этом. У нас больше всего потерпевшей является подпорная стена у драмтеатра, и там чего-то очень качественного я ни разу не видела. Еще страдает подпорная стенка со стороны воды на набережной. В теплое время года мы очищаем город от надписей, в первый раз — к 9 мая. За лето мы можем очистить объект три-четыре раза. Зимой это сделать невозможно, потому что при очистке мы используем воду. Кстати, очистка не приносит пользы материалу: абразив счищает верхний слой, и, если поверхность была полированная, из-за этого она перестает быть таковой со временем.  

«Говорить, что Екатеринбург — не зеленый, не приходится»

— Вам не кажется, что в городе очень сильно не хватает зелени и деревьев?

— На самом деле он зеленый. Есть статистика, можно спокойно вычислить, какой процент территории города покрыт зеленью. Сегодня на каждого жителя приходится 16 с хвостиком квадратных метров озелененной территории, это очень хороший показатель. Регламент для крупнейших городов России предусматривает 10 квадратных метров на человека, то есть мы даже превышаем текущий норматив. Плюс сюда не входят лесопарки, а они опоясывают Екатеринбург, спасибо нашим основателям, что выбрали такое место. Эти насаждения занимают 12 тыс. гектаров. Поэтому говорить, что Екатеринбург — не зеленый, не приходится.  

То, что у нас озеленение распределено по городу неравномерно — другой вопрос. Екатеринбург изначально промышленный город, и в крупных промышленных районах — Чкаловском или Орджоникидзевском — очень большие площади занимают предприятия, и поэтому там нет крупных парков и скверов.

Но есть районы, где их много. Конечно, мы имеем сложившуюся структуру озеленения, она закладывалась в 1960-е годы, поэтому благоустройство уже нужно осовременивать. Если раньше в парках были только дорожки, скамейки, какие-то большие спортивные или детские площадки. Сейчас же горожанам хочется прийти в парк и полноценно отдохнуть: заняться спортом, побегать, чтобы еще и детям было чем заняться, просто тихо отдохнуть на природе.  

— Почему тогда последние пару лет жители борются против реконструкции каждого парка и маленького сквера? Почему столько недовольства, даже протестов?  

— Если вернуться в прошлый год и вспомнить конфликт вокруг парка XXII Партсъезда возле Дворца молодежи, то мы понимаем, что шумиха была из-за ничего. Пошумели, и это ничем не закончилось. Шумели из-за того, что якобы вырубят парк — так это было преподнесено в прессе. На самом деле в этом парке убрали 29 деревьев — наклонившиеся и старые клены. Создали рабочую группу, которая вместе с жителями ходила по парку, собиралась с подрядчиками. В итоге сами горожане предложили убрать еще пару деревьев, но мы не стали этого делать, ведь они сами были против вырубки. Парк не пострадал, там завершены основные этапы благоустройства, готовы тропинки, освещение, площадки, запланированы дополнительные деревья и кустарники. Если вы придете туда, то увидите, что парк каким был, таким и остался, он стал лучше с точки зрения использования его территории.  

— А как обстоят дела со сквером на Опалихинской, где жители тоже протестовали против изменений?  

Рабгруппа внесла предложения жителей в проект сквера в Заречном в Екатеринбурге

— Создали рабочую группу, и теперь два тополя, которые попадали под снос, стали целой вехой работы группы, мнения разделились. Можно долго решать вопрос, пока деревья остаются на месте. Там ничего глобально не вырубается, под уборку попали только три или четыре дерева, как и было в проектном решении. Больше всего споров возникло из-за скейт-площадки, она «садится» на несколько деревьев. В итоге решили перенести ее в другое место, но есть люди, требующие разместить площадку на том месте, где было предусмотрено проектным планом. 

«Никогда не шла речь о том, чтобы уничтожить тополь "как класс"»

— Как вы относитесь к общественникам, урбанистам, активистам, которые зачастую бывают недовольны тем, что создается в городе в ходе благоустройства? И как в целом администрация города взаимодействует с жителями города по вопросам благоустройства?  

— Любое мнение полезно, если оно принесет пользу всем. Если это просто «мне не нравится, и все», то мне тоже может что-то в жизни не нравится, но это не значит, что мое мнение должно быть непременно принято. 

У администрации достаточно полновесный сайт, где мы размещаем даже те проекты, которые уже не требуют обсуждения. Там можно найти всю информацию, но проблема в том, что сайтом пользуются плохо, люди не стараются выразить свое мнение.  

Чиновники мэрии в Зеленой Роще, против проекта реконструкции которой выступали общественники городаЧиновники мэрии в Зеленой Роще, против проекта реконструкции которой выступали общественники городаЯромир Романов / Znak.com

Так произошло со сквером на Опалихинской: мы рассказали на сайте про проектное решение, и нам пришел только один позитивный отклик. А потом встретились со всплеском негодования, мол, с жителями не согласовали. А как с каждым обсудить? Мы до этого попросили квартальных разместить объявления на информационных досках в подъездах, если они есть. Два раза встречались с жителями, и наиболее возрастные, кто не пользуется интернетом, были недовольны, что мы не известили их о проекте. Мы спросили: хорошо, где нам размещать информацию, мы будем там размещать. Говорят: «в газете». А какие газеты вы читаете? «Никакие». Поэтому пока самый массовый и доступный способ распространения — через интернет. На нашем сайте можно написать обращение, администрация всегда отвечает.

— Как вы относитесь к идее снести все тополя в городе и заменить их на другие деревья?  

 — Главный вопрос связан с очень старыми деревьями, с насаждениями тополей. Их биологическая активность подходит к концу, наступает стадия деградации растения, когда любой ветер может тополь сломать. При старении у тополя образуется сердцевинная гниль, ослабляется вся структура дерева, оно становится очень ломким, а это опасно для него самого и окружающих. К сожалению, то, что быстро растет, так же быстро умирает. В условиях города максимальный срок тополя — лет 70-80. Нынешние большие тополя в Екатеринбурге посадили в послевоенное время, а это значит, что им уже как раз около 70-80 лет.    

Никогда не шла речь о том, чтобы уничтожить тополь «как класс». Это очень хорошее дерево: это большая фитомасса, которая защищает от шума, дает тень.

Кстати, мы собираемся менять не только бальзамический тополь, которого у нас в городе очень много, но и клен, он тоже может быть опасным, когда состарится, так как у него часто наклонный ствол. Бальзамический тополь уже почти не найти в питомниках, но мы будем закупать другие его виды: пирамидальный, берлинский.  

Старые тополя в Екатеринбурге собираются заменить на другие, более современныеСтарые тополя в Екатеринбурге собираются заменить на другие, более современныеЯромир Романов / Znak.com

Сейчас пришло время думать о замене старовозрастных деревьев, и заменять их нужно постепенно. Об этом говорили и губернатор, и глава Екатеринбурга. Это программа на несколько лет. Мы уже давно заменяем старые деревья новыми, и прежде почему-то ни у кого это не вызывало отторжения. На улице Малышева до Восточной давно и хорошо растут яблони, но до 1996 года там росли тополя, как и везде. То же самое касается улиц Пушкина, Бориса Ельцина — сейчас там растут липы. Это делается постепенно, и не нужно этого бояться. Тем более яблони и липы можно красиво подстригать, чего не скажешь о бальзамическом тополе: кронированные тополя выглядят не очень. Но это иногда необходимо делать, когда деревья растут под электросетями или другими важными объектами. Еще раз отмечу, мы не собираемся полностью избавляться от тополя.  

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Виталий Милонов выступил за запрет для незамужних россиянок на выезд в Турцию
Россия
Россия с начала года продала вакцин от коронавируса на $713 млн
Россия
Жителей Нижегородской области напугал памятник молодоженам у ЗАГСа
Россия
Володин предложил ввести процедуру отзыва Нобелевской премии мира
Россия
Актриса Юлия Пересильд вернулась из космоса со съемок фильма «Вызов»
Россия
QR-коды в ресторанах Москвы, Санкт-Петербурга и Перми будут проверять роботы
Россия
Под Астраханью четверо детей получили ожоги, играя с противогазом
Россия
В Якутии постоялец наркодиспансера порезал пять пациентов. Один погиб
Россия
Полиция сорвала концерт Васи Обломова в Санкт-Петербурге
Екатеринбург
СК и МВД: в Екатеринбурге 18 человек погибли от отравления спиртом, задержаны двое
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.