Как глава поселка в Уральских горах борется с бюрократией, убирает мусор и ищет дрова. Интервью

«Соседи пришли и стали упрашивать: Петь, хотя бы на один срок»

Как глава поселка в Уральских горах борется с бюрократией, убирает мусор и ищет дрова. Интервью

Петру Черному — 37 лет, у него пятеро детей, он учится в техникуме и работает главой поселка Тюлюк Катав-Ивановского района. Тюлюк в последнее время на слуху у многих любителей отдыха на природе. Отсюда идут на Иремель, здесь начинается вход в новый нацпарк «Зигальга». Это небольшое поселение в долине гор в будни живет своей умиротворенной деревенской жизнью, а в выходные принимает сотни туристов со всего Урала. Но добираться до него приходится по разбитой грунтовой дороге, здесь нет медика (травмированных туристов с гор спускают деревенские) и беда с электричеством. Мы поговорили с главой о том, чем живет сегодня Тюлюк и есть ли у поселка и его жителей будущее. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Петр Иванович, сколько человек живет в Тюлюке постоянно, много ли здесь дачников? Местные жители нам рассказали, что тут писатель живет, там художник…

— Постоянно живут человек 300. Дачники, которые приезжали сюда семьями на все лето, жили здесь активно с 2010 по 2020 год, приезжали сюда, собирали внуков, детей. А потом смотрю, дома продали. Сейчас же многие на ПМЖ переезжают.

— Почему переезжают?

— От города устают. В городе ты что делаешь? Существуешь: утром встал, ушел на работу, вечером пришел, устал, лег. Утром снова встал, пошел на работу. День сурка. А тут утром встал, и каждый день разный: с одной стороны — Зигальга вид меняет от облаков каждый день, с другой — Иремель, опять все другое. Сейчас Зигальга цвет даст! Она бордовая может быть, золотая. А на Иремеле снег уже лежит.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Базы отдыха многие держат?

— Да, очень многие. «Роза ветров» — Уфа, «Тайга» — Уфа, «Дом солнца» — это Трехгорный. Остальные гостевые дома — это местные жители.

— Как развивается местный туристический бизнес?

— Дела идут, можно сказать, хорошо. Перспективы очень большие у поселка в этом плане. Конечно, это туры выходного дня. Когда люди приезжают в пятницу и уезжают в воскресенье. Они хотят скинуть с себя тяжелую энергетику города, подышать воздухом, отдохнуть.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Есть риск, что если поток туристов увеличится, то природе будет нанесен серьезный ущерб?

Репортаж из новой туристической Мекки на Урале, куда по бездорожью едут тысячи гостей

— Поток уже идет довольно большой: в выходные сюда приезжает по полторы-две тысячи человек. Есть опасность в этом, но мы стараемся привести все это в более культурный туризм. Нацпарк «Зигальга» организовал тропу, идут по ней. Перестали ездить беспорядочно на квадроциклах, снегоходах. Есть четко одна тропа. Да, небольшому участку земли наносится ущерб — там, где тропа, но мы в разы уменьшаем воздействие на природу таким образом. То же самое Иремель — такая же история. У тебя есть две тропы, и ты идешь. У нас очень много таких мест, и мы сейчас в процессе их окультуривания. Район идет нам навстречу, и это хорошо. Хуже было, когда здесь шла лесозаготовка и вырубалось вообще все. Такого не будет. Есть фотография — гора ближайшая Березовая, там рос лес. Потом ее углежоги наши, которые тут работали, полностью вырубили, она лысая стала. Сейчас вырос лес наконец.

— Какая помощь оказывается микробизнесу здесь и готовы ли сюда приходить инвесторы, которые будут обустраивать комфортный гостиничный отдых? Или же этим могут заниматься и местные жители? И нужен ли здесь такой более приспособленный отдых?

— Он нужен, так как люди сейчас балуются цивилизацией, а к хорошему привыкаешь быстро. Если 10 лет назад туристу хватало крыши над головой на ночлег и печки, то сейчас ему нужен душ, туалет теплый. Местные жители перестраивают дома под эти цели, они прилагают все усилия для этого. При этом в наших условиях очень сложно строиться и расширяться, так как есть довольно много препон. Во-первых, это нулевая транспортная доступность. Как только мы хотя бы проведем сюда дорогу, а ее нам пообещали — проект уже находится на госэкспертизе…

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Во сколько обойдется дорога?

— 1 млрд 190 млн рублей. Миндор обещает объявить аукцион в следующем году. Строительство будет вестись в три этапа, нам пообещали, что уже на следующий год заложен 431 млн рублей в бюджет области на первый этап. К 2024 году мы ждем здесь асфальтирование — от Меседы до Тюлюка. Параллельно с этим я буквально две недели назад подготовил два проекта на асфальтирование самого Тюлюка, чтобы, когда к нам придет дорога, здесь она уже тоже была. Тем самым мы поднимем доступность, мы уберем один из пунктов, который тормозит приезд сюда туристов и развитие: не каждый готов ремонтировать машину после поездки на выходные. Сейчас можно сказать, что дороги нет. Даже сейчас мы видим спад: за последний месяц дорога пришла в ужасное состояние, и сюда перестали приезжать.

Второй пункт — электронапряжение. У нас одна линия, и она идет через хребет. Если происходит какая-то авария на сетях, то вся деревня сидит без света по несколько суток. У нас нет напряжения с этой линией. Напряжение зимой в розетках до 120 вольт входное, то есть даже для телевизора не хватает. Мы ставим стабилизаторы, а у них нижний порог подъема 140 вольт. Мы бьемся с напряжением долгое время, я пишу везде, но как об стенку горох. Как местный житель, в прошлом году я пошел на конфликт с МРСК и завалил всех жалобами. Мне подписали замену трансформатора и протяжку силового кабеля. Сроки у них заканчиваются в конце ноября, но никто не пошевелился. Я снова написал письмо как житель и напомнил, что скоро заканчиваются сроки и я готов готовить документы в суд. Кроме того, нам [очень] нужна аварийная линия нормальная. Сейчас линия идет через трех хозяев: оборонку, запретку и Россети. И когда происходит авария, пока они меж собой не разберутся, где авария и кто должен чинить, мы будем сидеть в темноте, вся деревня. Три года назад мы сидели без света четыре дня, а ведь у людей холодильники разморозились, все продукты пропали, пока они лезли на каждый столб и искали причину и место. Это очень тяжело. Чтобы увеличить комфорт баз и домов, нужны хотя бы эти вещи.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Еще одна проблема — у нас нет дров. Лес есть кругом, а дров нет. Я больше скажу — сейчас это не начавшийся отопительный сезон. Дело в том, что лесоустройство было сделано в 1997 году. Я с января стал писать всем: главе района, в ГУ лесами Лаврову. Мы зиму доживали без дров, четыре дома было вообще нечем топить. Мы всей деревней помогали людям. Я за свои деньги везу дрова. В лесхозах никого нет, никто не идет работать туда за копейки. В итоге мы нашли местного жителя, и он устроился в лесхоз. Начали отводить делянку и столкнулись с тем, что леса в Тюлюке нет. В соседней Александровке, это тоже наше поселение, лес есть по данным от 1997 года, а у нас нет — все вырублено. Данные с 1997 года не обновлялись. Мы открываем карту в лесничестве Катав-Ивановска, и куда ни ткни — там все вырублено по старым картам 25 летней давности.

— И что делать?

— Лесоустройство новое. Главное управление лесами не занимается своими прямыми обязанностями. Я встречался с Лавровым, говорил ему об этом всем. Выделение делянок у нас сейчас на контроле у вице-губернатора Сергея Сушкова. Иначе, видимо, никак. У меня официальная бумага лежит — в особом порядке решить вопрос. Но особый порядок — это что? Три недели назад увезли документы на согласование в Челябинск, а дров так и нет, и решения нет. А завтра — зима, дровам надо хотя бы высохнуть. 300 человек в Тюлюке постоянно живут и 40 — в Александровке. Из них в школе учатся порядка 35 детей, в садике — семь детей.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Школа и садик здесь?

— Да, все есть. Но в школе, например, даже спортзала нет. Я эти все бумаги также написал. В этом году мы добились хотя бы, чтобы заменили двери. У нас нет ни нормальных дверей, ни окон, ни спортзала, ничего. Все в очень печальном состоянии. Глава района сейчас сменился, они идут нам навстречу. Конечно, за год мы все это не вывезем, но мы хотя бы поменяли окна, год назад — крышу. Подали на программу 2023 года на замену дверей и входных групп. Лена Колесникова перед выборами нам выделила краски. Будем готовить проектно-сметную документацию на замену отопления в школе, потому что оно в аварийном состоянии. Котельные, отопление — зиму мы переживем, но не больше. Мы должны следующим летом все поменять. Также в Тюлюке нет клуба, кое-как мы пытаемся уже год получить в бессрочное пользование бывшее здание лесхоза — единственное каменное здание во всей деревне. Еще год-два, и его можно будет сносить. Мы год бьемся. Просим у одних, лесхоз против, Лавров за. Мы прошли семь кругов ада. И вот только-только мы дожали вопрос, здание получим через месяц. Мы подготовили проекты, сделаем там хороший клуб. Жители готовы помогать своими силами. Мы сделаем кинотеатр, спортзал детский, мастерская по дереву там будет, гончарка, на которую Ирина Борисовна взяла грант, там будет администрация.

— А где сейчас администрация?

— В ветхо-аварийном доме за новым ФАПом.

— Ну, хотя бы ФАП есть, уже хорошо.

— Стоп. ФАП — есть, его построили, но уже год не могут сдать в эксплуатацию. Заказчик «Челябоблинвестрой», подрядчик ООО «РИК». Он уже год не может устранить недостатки, хотя там осталась мелочь. Тогда мы сможем позвать к нам медика.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— То есть сейчас медика в поселке нет?

— С медпомощью — полная беда. Летом у меня сюда по два-три скоряка приходит, так как на Иремеле многие ломаются. В этом году женщина открытый перелом на Иремеле получила, мы ее с деревенскими несли оттуда сюда. Еле успели спустить. Скорая идет сюда из Юрюзани, где их всего две, 2-2,5 часа. Буквально неделю назад сюда приезжал Игорь Титов — заместитель директора медицины катастроф РФ. Он сказал, как только будет ФАП, медика нам найдут в течение месяца. Но нам пока негде его разместить. Сколько мы ни писали в область, сколько ни просили ускорить вопрос — воз и ныне там.

— Столько проблем, столько бюрократии… У вас есть семейная база отдыха, это доход. Зачем вы пошли в главы?

— Я не собирался, до последнего дня не подавал заявление, люди пришли и очень просили. Но я не политик, я не умею так, как они, работать. Я больше хозяйственник. Но очень много идей есть, я тут живу, дети мои растут. Других кандидатур на главу люди здесь видеть не хотели. Соседи пришли ко мне и стали упрашивать: Петь, хотя бы на один срок. Я говорил: ребята, я не такой человек, я по шапке получу быстро, таких, как я, не любят. Но пошел, подал документы, жители поддержали.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Вы в партию вступали?

— А есть варианты? (Смеется.) Я сторонник партии, но не вступал. За этот год мы сделали много. Мост построили через реку, хотя проблема не двигалась…

— С коноплей что тут делать? Говорят, ее тут много…

— А что с ней делать, если она тут везде растет, ее не вывести. Но туристы, которые сюда приезжали, говорят, что она в определенном плане абсолютно бесполезная. Конечно, на участках ее убирают, ну а в поле — как ее вывести, да никак!

— Много ли здесь участков и домов на продаже? Пока мы ходили по поселку, видели довольно внушительное количество внешне заброшенных домов, каких-то пустырей…

— Это проблема. Объясню. Я за последний месяц добился того, чтобы остановить бардак, который тут происходил в этом плане много лет. Ситуация следующая. Есть границы сельского поселения. По нашему законодательству, там земля, которая не оформлена, ты можешь вызвать кадастрового инженера и по новым меркам сделать себе участок не более 20 соток под ИЖС и личное подсобное хозяйство. Соответственно люди, которые сюда даже не приезжали, открывали Росреестр и смотрели, где им интересно взять землю. Видят, что тут туризм будет развиваться, ага, вот тут хорошее место. Рисуют себе границы, не вызывая кадастрового инженера и потом идут в администрацию района уже с этим — хочу землю. Получалось, каким-то образом предыдущие власти вывели из предназначения сельхозземель огородничество, соответственно, люди имели огороды и не могли официально их оформить. С января я добился, чтобы этот пункт вернули. Сейчас жители занимаются тем, что приводят в порядок документы и оформляют свои огороды. Таким образом земля упорядочивается. Но есть те, у кого даже границ нет, заборов элементарно. И получалось так, что мне звонят из района и говорят: у вас хотят приобрести такой-то участок, он не ограничен ничем. А по факту там огороды, сараи, скотина. А отказать мы не можем, так как земля не оформлена.

Я дошел до главы района, заявив, что мы земли отдаем кому-то чужим, забирая у своих. Он меня поддержал. Мы собрали два комитета — имущество и архитектуру, собрали юристов. На следующий год мы проведем полностью межевание. У нас будут границы всех участков, и уже свободные участки будут продаваться, а деньги от продажи — поступать в район.

Сейчас же человек берет за копейки, за 20-30 тыс. рублей, эту землю свободную в аренду и тут же выставляет продажу аренды уже за полмиллиона. Люди делают бизнес на этом, хотя это одна из статей дохода. Все, участки больше так выдаваться не будут.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Расскажите подробнее про самую известную вашу семью Гузовых, которые получили титул «Семья года 2021» в России в номинации «Сельская семья».

— Когда семья Гузовых сюда приехала, все было хорошо. Это лет 10 назад было, а лет через пять Лена Гузова стала жить уже в Челябинске, а сюда просто приезжать. Мы с ними дружили, в гости друг к другу ходили. Все было хорошо до определенного момента. Я не знаю, что произошло, но они начали конфликты в нашей школе и стали требовать от учителей, чтобы они уволились. В противном случае грозили жалобами, что напишут везде и педагогов уволят.

— Зачем?

— Не знаю. Просто не нравились. Затем пошло дальше. Лена зарегистрировала аккаунт в Instagram и стала позиционировать его как официальный аккаунт поселка Тюлюк, но стала размещать туда только ту информацию, которую считала нужной, чтобы продвинуть скорее свой аккаунт семейный и личный. Все критические комментарии от жителей, которые писали под тем или иным постом, что размещенная информация — ложь, [они] сразу удалялись. Аккаунт вела ее дочь. Затем она взяла себе лавры развития Зигальги, заявив, что представляет одноименную общественную организацию, хотя никакой организации не существовало. Сейчас действительно есть такая организация, куда входит глава района, глава поселения и еще несколько человек. У Гузовой же никакого сообщества не было. Зигальгу оформлял бывший директор нацпарка «Таганай» Алексей Яковлев. Далее был сход села, на котором жители высказались за то, что аккаунт, созданный Гузовой, — недействительный, фейковый. Был создан новый аккаунт, уже официальный. Его ведут жители села.

— А в аккаунте Гузовой что было не так?

— В нем не было правды. К примеру, у местных жителей есть одна из услуг — это доставка туристов на Иремель на уазиках, а она представила ее как черный нал. Ей сказали: Лена, зачем ты так говоришь, люди пытаются встать с колен, и если сейчас их запугать, то этот порыв прекратится и снова начнется застой. Она сказала, что не будет это ни с кем обсуждать. Еще один из сюжетов в этом аккаунте был про культурную жизнь: как приезжают туристы, как их развлекают. Всех там назвали местными жителями на этой картинке, но ни одного жителя там не было. Они продвигали то, что считали нужным, не советуясь с местными. И народ взбунтовался. 

На Урале жители горного села завели Instagram, чтобы спасти экологический проект Путина

Как они попали в «Семью года»? Информации о том, что проводится такой конкурс, нигде не было, ее не знал даже я. Мы узнали по факту. Если открыть участников на сайте, то в номинации «Сельская семья года» один участник — Гузовы. Они же победили. При этом у нас много семей, достойных этого звания. Семья Насоновых например. Куча детей, свое хозяйство, сыр варят. Я даже больше скажу. Нам сюда не возят районную газету, но я каждую неделю за свои деньги выкупаю определенное количество и привожу сюда, чтобы раздать бабушкам. Так вот, когда газета «Авангард» вышла на обложке с семьей Гузовых, я как обычно привез газету и начал раздавать, мне отдали жители все обратно. Я ими до сих пор печки топлю. В общем и целом — это полный фейк. Когда депутаты не выбрали в главы ее, а выбрали меня — мне сказали, готовься к войне, тебя они будут мочить. Но у меня тут авторитет был не больно большой, а тут вырос.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— А вы как сюда попали?

— Меня привезли родители, когда я был восьмиклассником. Привезли из Казахстана в полуразрушенный старый дом родственника, а вообще мы с Донецка, с Еленовки, которую бомбили три года назад. Через год родители уехали в Донецк, а я остался тут один в 1997 году. Доходило до того, что мне нечего было есть, ложился калачиком и спал. Закончил тут девятый класс, поступил в техникум в Юрюзани, у меня была повышенная стипендия: хватало на то, чтобы снять комнату и на булку хлеба, остальное — подработки. У меня ни тогда, ни сейчас ни одного привода в полицию не было, я за все время ничего не украл, хотя, говорю, было так, что не было еды, надо было ждать утра, чтобы что-то где-то подкалымить и покушать. У меня не было гражданства, и это была большая проблема. Я поднимал тогда всех, чтобы меня забрали в армию. Говорил: ну вот же я, вам нужны солдаты, вы не можете их найти, заберите меня. Но нет, не брали. Я всех просил. Документы у меня были для получения гражданства, но мне не хотели его давать. Меня спрашивали: ты работал официально? А как я мог работать, если у меня только свидетельство о рождении было? Тогда мне говорили: раз ты не работал, значит, не отчислял налоги, значит, ты воровал, а если воровал, мы тебя посадим. Но не за что было. В 2008 году друг написал бумагу, что он меня содержал. И в 2008 году после этого я получил без проблем гражданство.

— Вы здесь постоянно живете?

— У нас есть жилье в Челябинске, на которое я сам заработал, но живем здесь. Супруга Наталья у меня родом из Кургана, у нас пятеро детей. Младшей Василисе четыре года, старшему сыну 19 лет, он учится в Челябинске в колледже, супруга часто бывает в Челябинске.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Кто вы по специальности?

— Девять классов коридора. Техникум мне не дали закончить опять же из-за гражданства. Я должен был быть мастером холодильных установок. Сейчас я поступил в индустриальный Катав-Ивановский техникум на электрика.

— То есть вы студент?

— Да, со вчерашнего дня. Мне 37 лет. Закончу, будет диплом.

— А кем вы в Челябинск работать уехали в те годы?

— Кем только не работал! Приехал я туда в 2003 году к другу и попросил помочь. Он спросил, боюсь ли я высоты. Я сказал, что ничего не боюсь. Они с родителями его меня устроили промышленным альпинистом. Помню, первый заказ был на крыше бизнес-дома «Спиридонов». Вязал узлы, спускался и делал углы на окнах. Днем работал промышленным альпинистом, вечером работал в компании «ВипСилинг» — мыл ковры, наводил порядок на объектах. Потом я ушел в запчасти с друзьями, ездили по всей стране, создали свою организацию по поставкам запчастей на крупные предприятия, такие, как «Роснефть». Потом поняли, что устали от всего, рентабельности никакой, хотя я в Набережных Челнах знал каждый двор и мог найти то, что не мог найти дилер. Но за низкий процент работать не было смысла. Мы свернули бизнес и уехали с женой сюда. В процессе стройки у нас получился большой дом. К нам как-то приехали в гости друзья из Тольятти и сказали, что мы не представляем, в какой красоте живем. И буквально на ближайший Новый год они нам привезли группу из 20 человек. Мы поняли, что это знак, и стали развивать здесь гостевые дома. Здесь много перспектив, много красоты. Когда я приехал, здесь была глушь. Я выходил на реку за водой, и у нас тут волки ходили. Сейчас — туризм. Тут очень много точек, куда [можно] пойти в горы.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Сами часто в горы ходите?

— Нет.

— Не любите?

— Очень люблю, но нет времени. Когда тут начали строить гостевые дома, то [появилась] постоянная работа: стройматериалы завести, все проконтролировать, как найти дешевле. У меня везде отопление, канализация. Сейчас есть пять домов. То же самое делают другие жители, стараются приводить в порядок, строят бани. Тяжело развивать все в хорошем качестве. Чтобы достигнуть того момента, когда все будет нравится и все будет идеально, нужно очень много средств и времени.

— Пост главы для вас — это возможности для развития семейного гостевого дома?

— Нет. Это препятствие. С того момента, как я стал главой, дома я не сделал ничего. Хотел вот забор поменять, который весь покосился, так снова не успел. С мая бился с дорогой в Тюлюк. Завтра я ухожу в отпуск и начну тянуть хвосты. Но на носу уже снег, а дел недоделанных куча. Для дома это минус. Для деревни это плюс. Мы пирс пожарный построили, мост отремонтировали, улицу Ленина, получили деньги на дорогу в Александровку, которую 20 лет убивали лесовозами. У меня всего миллион на это, можем сделать не больше километра, а надо 14. Надо сломать голову, чтобы подрядчик сделал так, как надо. Любое совещание в районе — это четыре часа дороги, из них час по бездорожью. И когда ты приезжаешь оттуда — уже никаких сил нет, даже на ужин. Тут вообще нет свободного времени, круговерть, работы вагоны, нужно все поднимать, развивать, повышать привлекательность села.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Не боитесь, если поселок станет более комфортным, то станет слишком много туристов?

— Нет, не боюсь. С мусором мы воюем уже. Сейчас хотим вывести все контейнеры на крытую площадку со сквозным выездом, чтобы мусор не растаскивало ветром. И чтобы туристы не выкидывали мусор из своих машин непонятно куда. Сейчас же я каждый день сопровождаю каждую мусорную машину, помогаю грузить и убираю. Если я с ними — чисто, меня нет — опять все валяется. Всех надо контролировать или автоматизировать процессы.

Та же тропа на Иремель — КПП, который поставил башкирский нацпарк, находится почему-то на территории Челябинской области, а деньги собирают они, тогда как туристы идут через нас 99%, потому что со стороны Башкирии на Иремель практически не попасть. С Тюлюка самый простой подъем из всех возможных. Вот и представьте в выходной — тысяча человек идет и с каждого по 200 рублей. В день! 

При этом вот этот подъем семикилометровый на нашей стороне — он в ужасном состоянии, а они говорят — вкладываться не будем в Челябинскую область. Мы предлагаем сделать совместный проект, тропу. Пока не двигается с мертвой точки. Те же скорые, спасатели, они от нас идут. Мусор своими силами убираем, пожарной машины тут не было, вон сгнила и в землю вросла. Ее списали в МЧС и передали селу, но денег нет на содержание. Мы получили ведро. Я с января с этой машиной прыгаю, вложил в нее 180 тыс. рублей своих. Машину перебрали полностью, она на ходу. Сейчас нам должны выделить еще одну машину и построить пожарное депо на областные деньги, переговоры я вел с января. Пока же пожарная машина идет к нам 2,5 часа. Как только мы комплекс этот сделаем, мы себя от пожаров защитим, плюс у меня будет пять рабочих мест.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— А вообще тут есть работа?

— Работы много, но местные молодые ребята, кто тут остался, несколько обленились. К примеру, на базу нужно два администратора — работа неделю через неделю, зарплата 30 тыс. рублей. Требуются кочегары, за смену — тысяча рублей. На базе на одной живет семья в качестве администраторов, они на двоих за все работы имеют около 100 тыс. рублей в месяц. Лес, если найдем делянку, — срубить, распилить, загрузить выгрузить — за все про все 30 тыс. рублей заработать можно. Забор надо сделать — тысяча рублей за погонный метр, а надо 100 метров. И что вы думаете — отработают неделю, получку получат, и все, нету работников. Администраторов не хватает, технического персонала. Люди нужны здесь, владельцы баз готовы платить нормальные деньги.

— Сейчас Тюлюк называют новым туристическим центром. Согласны как житель и как глава с этим утверждением?

— Согласен. У нас очень много туристов, много иностранцев приезжает. В этом месте собраны несколько волшебных точек: это священная гора, это хребет, это хребет Бахты, вы не представляете, какие красоты открываются на него из Александровки. Ларкино ущелье тоже. Это все собрано в небольшом месте, и мы в центре. Самое главное, что тут уже не построить огромных горнолыжных курортов и крупных отелей, потому что выше по течению Тюлюка — гора, все, там ничего не построить. Поэтому главное — сохранить эту уникальную природу и показать ее миру так, чтобы ни в коем случае не убить это все. Здесь особенный воздух, особенная вода, в каждом роднике она своя. Приехал сюда с тяжелой энергетикой, пошел в горы, и вернулся уже другим. Иремель перевоплощает людей. Они уходят туда, не появляются несколько дней, и выходят другими. Я всегда говорю — не надо идти туда с негативом, да, идти со своими мыслями, проблемами, думай о них, но с открытой душой. И ты выйдешь оттуда другим. Супруга ведет небольшую биографию таких перевоплощений тех людей, кто к нам приходит. Их жизнь меняется.

Наиль Фаттахов / Znak.com
Это действительно центр туризма, но надо поднять его на более достойный уровень. Если сюда когда-то придет газ, а я этого очень хочу, это будет рай.

Мечтать о газе нужно. У меня идея: сделать несколько чанов подогреваемых. Ты сидишь в горячей воде с кружкой чая, смотришь на эти прекрасные горы. Я мечтаю поставить здесь кофейню с панорамными окнами с видом на гору, кофемашину: утром встал, позавтракал, выпил чашечку кофе. Я себе мечтаю сделать здесь кабинет с панорамным окном и кодовым замком, чтобы никто не ломился, чтобы это было мое пространство. Побудешь в таком месте — и КПД повышается. И уже понимаешь, что ты не существуешь, а живешь.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Москве арестован поставщик гнилых рубашек для полиции
Россия
В ОВД Гольяново в Москве проходят следственные действия. Сотрудников угро не выпускают
Россия
Кремль опубликовал версию переговоров Путина и Байдена
Россия
Адепта культа макаронного монстра будут судить за сотрудничество с «Открытой Россией»
Россия
Студентам ВШЭ запретили проходить практику в организациях-«иноагентах».
Россия
Владельцы каналов и групп в Telegram смогут запретить скриншоты и пересылку сообщений
Россия
В Москве девушка прыгнула с 4-го этажа, спасаясь от насильника, но он догнал ее
Россия
ГД отказалась запрашивать у кабмина данные о проверке «вакцинных интересов» Голиковой
Челябинск
Член паралимпийской сборной Сергей Шаталов через суд получил квартиру в Челябинске
Россия
Роспотребнадзор сократил срок действия ПЦР-теста на коронавирус с 72 до 48 часов
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.