Тайны старого Челябинска: дореволюционные фотографы

Тайны старого Челябинска: дореволюционные фотографы

Юрий Латышев

Наиболее раннее из сохранившихся фотографических изображений, снятых камерой-обскурой (простейший вид устройства, позволяющий получать оптическое изображение объектов) с помощью так называемой технологии гелиографии, датировано 1826 годом и известно под названием «Вид из окна в Ле Гра» (Франция). В России фотография появилась в 1839 году, но до Урала и конкретно до Челябинска добралась уже во второй половине XIX века.

В фондах Государственного исторического музея Южного Урала хранится фотографический портрет некой горожанки Кетовой, датируемый 1860-ми годами. Видимо, это старейшее фото (изготовленное, правда, за пределами Челябинска) из ныне известных, относящихся к нашему городу.

В 1880-е годы в России были распространены так называемые «странствующие» или «путешествующие» (передвижные) фотоателье, переезжавшие в поисках заработка с места на место. Одним из таких «путешествующих» был Федор Трофимович Катаев, происходивший из мещан Златоуста. 

В 1890-е годы Катаев уже основательно обосновался в Челябинске, где на улице Мастерской (ныне Пушкина) открыл свое фотографическое заведение. В сентябре 1907 года он купил дворовое место на углу улиц Большой и Исетской (ныне Цвиллинга и Карла Маркса), куда и переместил свое фотоателье. Зарабатывал Катаев на фотоделе очень хорошо, судя по его недвижимости в Челябинске — ему принадлежало несколько дворовых участков и домов. По сведениям за 1913 год, Катаев состоял гласным Челябинской городской думы. Через некоторое время на фотографиях ателье на Большой появляется фиолетовый штамп: «Преемники фотографии „Катаева“ бр. Ю. и Л. Мордкович. Челябинск, Большая улица, д. № 10. Телефон № 107». Учитывая старую орфографию при написании этого текста, а также употребление слова «преемники», а не «наследники», историк Владимир Боже предположил, что Федор Катаев отошел от фотографических дел еще до революции. Как позже подтвердилось, произошло это еще в 1913 году.

Фотография Катаева. 1910-е годыФотография Катаева. 1910-е годыСемья Михайловых. Из личного архива Юрия Латышева

Фотографии, сделанные в ателье Катаева, — самые распространенные в Челябинске в конце XIX — начале ХХ века. Вероятно, во многих челябинских семьях, предки которых жили в то время в городе, хранятся снимки Катаева. Есть такая фотография и в нашем домашнем альбоме. На ней моя бабушка Фаина Николаевна Михайлова, ее сестра и их мама.

Очень кратковременно в середине — второй половине 1890-х годов существовало в Челябинске фотоателье Аксенова. В изданиях «Вся Россия» Константин Иванович Аксенов упомянут в 1897 и 1899 годах, при этом указано, что его фотосалон размещался на улице Сибирской (ныне Труда). Краевед Владислав Демаков выяснил, что владелец его был казаком и позже, в годы Первой мировой войны, прославился своим героизмом. В течение четырех лет (с 1894 по 1898 год) он находился в запасе, а потому вполне, что называется, для души, мог заниматься фотографией. Возраст позволял — к тому времени ему было уже за тридцать. Разрешение на ведение в городе какой-либо деятельности выдавалось местной думой, но, увы, документы этого периода в фондах областного архива не сохранились. На данный момент в частных собраниях известны единичные снимки, сделанные в ателье Аксенова.

Фотограф Аксенов. 1890-е годыФотограф Аксенов. 1890-е годыhttps://kraeved74.livejournal.com/47573.html

О кратковременной работе в Екатеринбурге и Челябинске на рубеже XIX–XX веков «Киевской фотографии» тобольского мещанина Степана Константиновича Равенского (ранее содержавшего собственное заведение в Тюмени) свидетельствуют немногочисленные кабинетные и визитные портреты горожан с соответствующей рекламой на паспарту. В фондах Государственного исторического музея Южного Урала хранится его снимок «Ярмарочный торг на Александровской площади».

В конце XIX — начале XX века была достаточно хорошо известна в Челябинске фотомастерская Ивана Антоновича Беляевского. По семейному преданию, был он потомком сосланных на Урал поляков. В Челябинск они прибыли из Невьянска. Его отец — Беляевский Антон Родионович — занимался торговлей железом и скобяными товарами, владел пивоваренным заводом. Иван Беляевский был безусловно талантливым человеком. Музыкант, на все руки мастер, а главное — обладал редкой по тем временам профессией. Известно, что все элементы оформления фотомастерской он выполнял своими руками. Единственным помощником была жена — Мария Павловна, урожденная Ларионова, дочь настоятеля старообрядческой общины Павла Агеевича Ларионова. Остается загадкой, каким образом иноверец и инородец, представитель «бесовской» профессии, сумел заполучить в жены дочь религиозного ортодокса, каковым был Павел Агеевич. Известно лишь одно условие, которое влюбленному фотографу пришлось выполнить, — отрастить бородку, которая, судя по снимкам, нисколько его не испортила. 

Фотограф Беляевский. Начало ХХ векаФотограф Беляевский. Начало ХХ века«Челябинск неизвестный». Выпуск 3. Челябинск, 2002

При неплохих гонорарах фотографа, хотя и нерегулярных, жили Беляевские безбедно. Однако, несмотря на купеческое происхождение, много денег уходило сквозь пальцы. Натуре творческой и эмоциональной трудно удержаться от соблазнов. Иван Антонович выпивал, и довольно крепко. В 1914 году был мобилизован, а по возвращении стал пить регулярно. Жена с детьми ушла жить к своему отцу, а сам он продолжил свое дело, но уже на одном из городских базаров. Работал по ускоренной технологии: снимал на фотобумагу, бумажный негатив переснимал снова на бумагу. Получалось не очень качественно, зато быстро. Фотограф Иван Беляевский ушел из жизни очень рано…

Кроме уже ранее упомянутых Катаева и Беляевского, о других владельцах фотоателье известно крайне мало или вообще ничего. Более того, ни одного снимка, сделанного Алексеевым, Вирпша и Плотниковым сегодня вообще не найдено. Можно только предположить, что ателье Вирпша — это один из филиалов братьев, работавших в Сарапуле, Уфе и Екатеринбурге. Есть фотография челябинского священника Неаполитанова с оттиском штампа на паспарту «М. Дмитриев». Имя этого мастера (Михаил) фигурирует в адресных книгах в 1900–1902 годах.

К концу 1909 года ведомость о числе ремесленников зафиксировала в городе наличие 12 мастеров, семи подмастерьев и шести учеников фотографов.

Владельцы дореволюционных фотографических заведений преимущественно сами были одновременно фотографами, осветителями и лаборантами, а также изготавливали декорации (рисованные задники и мебель) — непременные атрибуты салонной фотографии. Первоклассная «мягкая» оптика, большие размеры негативов, естественно рассеянный свет, фотобумага с громадным по сегодняшним меркам содержанием серебра, кропотливая работа ретушеров, паспарту из плотного картона с золотым тиснением и литографическими рисунками — вот обязательные составляющие салонной фотографии начала ХХ века. Но главным было умение мастера создать при портретировании особую, располагающую атмосферу, в которой наши предки могли раскрыть для потомков наилучшие качества души. С фотоснимков того времени на нас смотрят лица разных людей — купцов, мещан, чиновников, ремесленников, рабочих, а подчас и неизвестных — но всех их объединяет уверенность в себе, умение держаться с достоинством.

Фотография Половникова. 1910-е годыФотография Половникова. 1910-е годыИз семейного архива Неаполитановых

В годы Первой мировой войны в доме бывшей фотографии Катаева работал некий Е. Е. Даниленко. Его снимки и сегодня можно встретить в семейных альбомах горожан. В челябинской газете «Союзная мысль» от 21 июня 1917 года была опубликована заметка, в которой описывалось заседание Челябинского совета рабочих и солдатских депутатов в Народном доме. Приглашенный фотограф снимает весь совет и исполнительный комитет. Этим «приглашенным фотографом» стал челябинский мастер Попов — его факсимиле проставлено на обратной стороне одной из трех фотографий, сделанных в тот памятный день («Фотография В. Н. Попова, г. Челябинск»). Заведение это располагалось в центре города по адресу: улица Уфимская, 31 (ныне Кирова).

Фотография Шабалина. Начало ХХ векаФотография Шабалина. Начало ХХ векаИз фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Так получилось, что из всех старинных зданий, в которых располагались фотоателье или жили фотографы, в Челябинске до настоящего времени сохранился лишь дом Беляевских на улице Труда, 89 (бывшей Сибирской).

В начале ХХ века в Челябинске появились и первые фотографы-любители. Из них ныне наиболее известен акцизный чиновник Константин Теплоухов. Он оставил сотни снимков, на которых кроме членов своей семьи запечатлел пейзажи горного Урала, эпизоды охоты и рыбалки (страстным поклонником которых был сам), сослуживцев, городских обывателей.

Фотография К.Н. Теплоухова. 1 октября 1906 годаФотография К. Н. Теплоухова. 1 октября 1906 годаКонстантин Теплоухов. Челябинск, 2015

Вот как описывает в дневнике Константин Николаевич приобретение своего первого фотоаппарата:

«С 1 октября [1906 года] обзавелся фотографическим аппаратом. Подумывал давно, — теперь подвернулся удобный случай. Помощник акцизного надзирателя Михаил Александрович Протасов в прошлом году прожил месяц в Германии — в г. Йене, где его жена Виктория Робертовна лечила уши у какой-то немецкой знаменитости… В Йене же находилась известная всему миру фабрика объективов Карла Цейса, на фабрике выделывали и фотографические аппараты полностью. Протасов купил аппарат 13×18 со всеми принадлежностями, сделал несколько снимков, фотография ему не понравилась, — сложил все в футляр и… успокоился. В. И. Филиппов, обладая большим маклерским талантом, посоветовал Протасову продать, а мне купить этот фотоаппарат, и Протасов уступил мне его по своей цене — около 250 р. Я был доволен, — аппарат прекрасный. Квадратная камера с двойным растяжением, объектив — сильный анастигмат — уже, несомненно, подлинный Цейса — с ирисовой диафрагмой; три двойных кассеты, треножник — все очень хорошей работы… Сделали сообща с В. И. Филипповым снимки во дворе, сообща проявили, — вышло хорошо. Он составил длинный список реактивов, бумаги, принадлежностей для печатания и дальнейшей обработки, каких у Протасова не было. Я кое-что выбросил, — послал заказ Иохиму в Москву…»

Для сравнения: Теплоухов получал в акцизном ведомстве 208 рублей в месяц (1915 год), рабочий получал 10—25 рублей в месяц (1904 год), зарплата продавца в казенной винной лавке составляла 50 рублей в месяц (1912 год).

 В 1907 году тот же Константин Николаевич отмечал: «Магазин Иохима мой заказ выполнил прекрасно, — фотографических снадобий и принадлежностей вполне достаточно, — занялся фотографией».

Фотография Попова. 1914 годФотография Попова. 1914 годИз открытых источников

Челябинские фотографы могли приобрести необходимые материалы, принадлежности и оборудование, по крайней мере, в трех городских магазинах (Бумагина, Гуревича и Иванова), а при необходимости выписать недостающее из российских столиц или из-за границы.

Увлекался фотографией и Владимир Николаевич Август, работавший в Челябинске с 1908 года. С 1913 года он был инспектором торговой школы. До наших дней сохранилось с десяток его фотографий, а большая часть архива пропала в тридцатые годы. Один из известных снимков Августа: «Сбор пожертвований в пользу раненых. Улица Сибирская у магазина Шакира Ахметова. 1916 год».

Фотография В. Н. Августа. 1916 годФотография В. Н. Августа. 1916 годhttps://chelchel-ru.livejournal.com/667991.html

В марте 1902 года была сделана попытка организации фотографического общества в Челябинске. От имени городского головы И. Е. Фотеева 18 фотолюбителей обратились к оренбургскому губернатору с просьбой о разрешении учредить в городе общество любителей фотографии. Его главной целью должно было стать объединение усилий для достижения «большего совершенства в искусстве светописи». Для оттачивания мастерства и обмена опытом просто необходимо было регулярное общение с единомышленниками.

После долгих бюрократических блужданий ходатайство осело в стенах департамента полиции Министерства внутренних дел Российской империи. В мае челябинским фотолюбителям пришел отказ. В письме от 7 мая 1902 года № 2117 делопроизводитель департамента полиции писал: «Полагал бы подобных фотографических обществ не учреждать. Во-первых, профессиональные фотографы в них не нуждаются; во-вторых, любителям нет надобности соединиться в подобные общества, их задачи любителями фотографии понимаются и осуществляются каждым из них по его личному усмотрению».

Фотография «Гном». Начало ХХ векаФотография «Гном». Начало ХХ векаИз фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Самым важным являлся третий аспект: в соответствии с проектом устава Челябинское фотографическое общество предоставляло каждому своему члену право путешествовать по всей Российской империи для изготовления фотоснимков. Чиновник МВД отмечал, что, так как число членов общества неограниченно и «ничем особенным доступ в члены не обусловлен», то такие перемещения фотографов по стране становились крайне опасны для государства. Под предлогом фоторабот ими могла осуществляться революционная деятельность, пропаганда и агитация.

Примечание: хочется выразить особую благодарность Владиславу Демакову, сотруднику Государственного исторического музея Южного Урала, за предоставление уникальных дополнительных сведений о фотографах старого Челябинска.

По материалам публикаций К. Беляевского, В. Боже, Д. Графова, В. Демакова, А. Скорикова

Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.