На Южном Урале появится первое в России предприятие замкнутого цикла по переработке мусора

«Это будет еще одна визитная карточка региона»

На Южном Урале появится первое в России предприятие замкнутого цикла по переработке мусора

Компания «Втор-Ком», получившая известность благодаря тому, что первой в Челябинской области и одной из первых в России в 2012 году начала внедрять в Копейске раздельный сбор мусора, в следующем году планирует начать строительство нового перерабатывающего завода стоимостью в 2 млрд рублей, который позволит дать вторую жизнь 80% отходов. Данное предприятие будет уникальным не только для региона, но и для России, даст жителям небольшого копейского поселка Старокамышинска около 200 новых рабочих мест. Однако реализация идеи столкнулась с бизнес-интересами других структур и недальновидностью некоторых должностных лиц регионального правительства. Что даст Челябинской области появление такого предприятия и чем грозит отказ от реализации планов, Znak.com рассказала директор производственного заготовительного предприятия «Втор-Ком» Дина Грибанова.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Дина Рафаиловна, недавно в Копейске прошли публичные слушания относительно строительства нового мусороперерабатывающего завода. Расскажите, пожалуйста, что это будет за предприятие, в чем его отличие от объектов, которые сейчас работают на территории Челябинской области?

— Наша компания много лет, с 1990 года, занимается переработкой отходов. С целью развития данного направления и перехода к экономике замкнутого цикла мы решили создать предприятие, которое бы полностью соответствовало экологическому законодательству и стратегии развития страны в области экологии. Оно предполагает отход от полигонного захоронения и внедрение современных технологий по переработке отходов. Комплекс в себя включает извлечение вторичных ресурсов (10-15%), обезвреживание органических отходов (40%), производство из отходов топлива РДФ (25-30%, альтернативное газу топливо, которое используется для цементной промышленности). На комплексе будет работать автоматическая мусоросортировочная линия, позволяющая максимально извлечь ресурсы, которые можно направить на переработку. Порядка 80% отходов будет возвращено в хозяйственный оборот, таким образом захоронение можно снизить до 20%. Данное предприятие будет уникально не только для Челябинской области, где пока нет современных мусоросортировочных станций, но и для России. Это не просто сортировочная линия и полигон, а предприятие замкнутого цикла. Если данный проект будет реализован в том объеме, в котором задуман, у региона появится еще одна визитная карточка — как «Макфа», ММК, «Конар» и другие.

— Для жителей близлежащих территорий важно, какие отходы пойдут на захоронение.

— Инертные материалы, которые нельзя переработать, не оказывающие негативного влияния на окружающую среду: кафель, унитазы, кирпичи, тряпье, которое попало не в баки для сбора вещей, а в мусоровоз, какая-то часть древесины и так далее. Это очень небольшая часть во всей массе отходов.

Дина ГрибановаДина ГрибановаНаиль Фаттахов / Znak.com

— Что насчет технологии захоронения?

— Технология захоронения включает поэтапное строительство карт для захоронения отходов. Каждая карта представляет собой некую капсулу — это емкость с системой искусственной гидроизоляции из специального прочного водонепроницаемого материала и системой отвода фильтрата. Захоронение отходов производится послойным чередованием слоя отходов и изолирующего грунта. Каждый слой отходов тщательно уплотняется специализированной техникой для исключения газообразования и достижения температурного баланса. Изолирующий грунт обеспечивает консервацию отходов, не давая факторам внешней среды воздействовать на отходы. Таким образом, получается некий «слоеный пирог», сверху защищенный изолирующим грунтом, а снизу — гидроизоляционным материалом, создающим барьер между отходами, почвой и почвенной влагой.

Участок предстоящего строительства был тщательно исследован независимыми экспертами, в том числе на возможность подтопления (было пробурено 250 скважин) и наличие шахтных полей. Результаты исследований показали отсутствие подземных источников и рек. 

Грунтовая вода представлена линзами и периодически пополняется за счет атмосферных осадков, таким образом, нет угрозы подтопления участка строительства. Шахтные поля под участком отсутствуют.

— Каким образом будет происходить разделение отходов?

— Весь коммунальный мусор направляется на мусоросортировочный комплекс, далее с помощью автоматических сепараторов извлекаются пластиковые, бумажные, стеклянные, металлические отходы и все то, что можно направить на производство новой продукции. Затем с помощью воздушных сепараторов отделяется поток, который идет на производство РДФ-топлива. А с помощью барабанных сепараторов с мелкой ячейкой выделяется поток отходов фракции, не более 60 мм, составляющий в основном органическую фракцию, то есть пищевые отходы.

Используемая нами технология компостирования позволяет ускоренным способом достичь высушивания органики. Соответственно органические отходы становятся сухими и безопасными. Они не привлекают животных, птиц, не гниют и не выделяют фильтрат и газ метан. Это очень важная технология, позволяющая работать с самой неприятной фракцией. Технология дорогостоящая, но это наиболее современный и экологический подход к решению проблемы. Поэтому Правительство РФ подготовило ряд документов, позволяющих нам использовать данную технологию и получить тариф на период окупаемости проекта. Тут нет доходной части, но положительный эффект намного важнее.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Если сравнить этот тариф с действующим, он будет выше, ниже или такой же?

— Внедрение современных технологий по обработке и утилизации отходов всегда направлено на снижение тарифа. Изначально он может быть таким же, как сейчас. Но сегодня в тарифе за вывоз ТБО 70-80% составляют расходы на транспортировку. При этом, чем дальше отвозится мусор, тем выше тариф. В нашем случае в тариф закладывается возврат инвестиционных расходов. При этом мы рассчитываем экономить за счет близости транспортировки. Плюс утилизация позволяет снизить расходы за счет реализации продукции и за счет экологических платежей. Есть платеж за негативное воздействие на окружающую среду при захоронении отходов. Сегодня норматив платы составляет 663,20 рублей за тонну, но плата будет повышаться в десятки раз, чтобы стимулировать участников рынка переходить на переработку

Поэтому тот, кто делает ставку на захоронение отходов, сам загоняет себя в тупик, при котором тариф всегда будет расти. 

Намного эффективнее построить несколько комплексов, которые не оказывают негативного воздействия на окружающую среду, находятся в непосредственной близости к населенным пунктам.

— Какие территории будет охватывать новое предприятие?

— Копейск, Ленинский район Челябинска, Еткуль, Еманжелинск, Коркино. Нам важно вписаться в тариф, не привести к его увеличению.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Вы ничего сжигать у себя не планируете?

— Конечно, нет! Мусоросжигательные заводы — самый негативный вариант. Когда в Европе началось стихийное бедствие с отходами, люди поняли, что чем благополучнее становится жизнь, тем больше образуется отходов, а места для них катастрофически не хватает, то они стали искать выход. На тот момент не были развиты технологии переработки, поэтому было принято решение все сжечь. Когда построили заводы, оказалось, что они очень дорогие, их крайне сложно обслуживать, кроме того, у них остается 30% золы, которая еще опаснее, чем бытовые отходы, и ее тоже нужно куда-то девать. Но самая большая проблема вот какая: у этих заводов есть выбросы диоксида урана, которые вызывают рак. Когда провели исследования и поняли, что мусоросжигательные заводы — это еще хуже, чем полигонные захоронения, от идеи отказались и начали искать способы переработки отходов. И предприятие, которое мы предлагаем построить, базируется именно на европейских экологических стандартах и современных подходах.

— Оборудование, которое вы планируете установить в Старокамышинске, будет для вас новым или аналогом того, что уже работает?

— Это усовершенствованная мусоросортировочная линия с различными элементами автоматики, более мощными прессами. На действующем объекте в Старокамышинске мы сделали миниатюру. В 2012 году мы внедрили раздельный сбор мусора в Копейске, поставили по всему городу контейнеры для мокрой и сухой упаковки, стали собирать отходы, которые можно переработать, построили мусоросортировочный комплекс. Рядом поставили цех по переработке отходов в альтернативное топливо. Года два-три успешно работали.

— Помню, что это был настоящий прорыв для региона. Что случилось? Почему в какой-то момент мусор с этих баков стали вывозить одной машиной и сегодня все приходится начинать сначала? Ведь вы достигли 50% охвата территории Копейска.

— Так и было, мы даже вышли на систематическую поставку альтернативного топлива цементному заводу, для которого это тоже был первый опыт. Но монополизация рынка никогда не способствует развитию отрасли. Только в рамках рыночной конкуренции компании стараются оказать услуги качественнее и дешевле. Мы остановились в этом направлении, когда региональный оператор пошел на конфликт и лишил нас коммунальных отходов, из которых делается это топливо.

— Но вы пытались сотрудничать с ЦКС?

— Мы пытались с ними выстроить отношения, но у нас разные цели и задачи. Собственники ЦКС не местные. Их задача — заработать как можно больше денег (как можно дальше увезти, как можно больше захоронить), наша — выстроить инфраструктуру, которая позволила бы нам и нашим детям долгое время жить и работать. Нам интересно создавать современные предприятия, развивать новые виды переработки. А так как наличие конкурентов мешает выстроить монопольную систему, то сначала с рынка убрали большую часть перевозчиков, а сейчас происходит исключение объектов, на которые можно возить мусор, из территориальной схемы обращения с отходами, чтобы оставить только полигон в Полетаево.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Ваш комплекс в Старокамышинске, я так понимаю, тоже не миновала эта участь?

— Поскольку в Челябинской области монопольное право на отходы имеет региональный оператор, подобные объекты могут создаваться лишь с одобрения властей. Мы пошли этим путем: сначала написали письмо губернатору, с нами встретились вице-губернатор Сушков и замминистра экологии Гилев. Это было очень конструктивное общение, нам обещали помочь с созданием инфраструктуры вокруг объекта. Получив одобрение на всех уровнях власти, мы заключили трехстороннее инвестиционное соглашение с правительством области и администрацией Копейска. По нему минэкологии должно было включить нас в территориальную схему. Мы неоднократно направляли туда письма, чтобы удостовериться, что все в силе. Они направили информацию об объекте в ППК РЭО, мы вошли в разные программы поддержки. После того как все вопросы были урегулированы, мы приступили к проектированию, провели комплексные инженерные изыскания и подали заявку на включение в территориальную схему. Сначала нас включили, но потом передумали и исключили.

— Вам объяснили, с чем это связано?

— Видимо, было какое-то давление на министра экологии. Нам сказали, что население категорически против и нужно провести публичные слушания, получить подтверждение, что объект не будет угрожать жизни и здоровью людей, окружающей среде. Мы провели публичные слушания. Но прежде жители, которые были обеспокоены, приехали к нам на предприятие, убедились, что это не свалка, здесь идет производственный процесс, работает современная техника, отходы тщательно разбираются. Все, кто был обеспокоен проблемой (а неравнодушных было не менее 150 человек — депутаты, представители общественной палаты, местные жители), смогли снять все вопросы. Поэтому на слушаниях уже был конструктивный диалог.

Понимаете, мы меньше всего заинтересованы в том, чтобы предприятие в Старокамышинске стало источником экологической напряженности и тем более экологической катастрофы. Потому что это автоматически его останавливает, это крах бизнес-проекта, невозврат инвестиций и, не исключено, что уголовное дело. Объект стоимостью 2 млрд рублей не может быть построен на территории, где существуют экологические риски. 

Тем более что весь процесс строительства с первого дня будут контролировать сотрудники Росприроднадзора, власти разного уровня и, разумеется, общественность.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Неужели всех до одного удалось убедить?

— Остались, конечно, пара несогласных, тех, кто кричит на камеру: «Нам не нужна тут свалка». Мы, кстати, и их приглашали на свое предприятие, но они не приехали. Но эти люди не живут поблизости, думаю, у них своя выгода. В данной ситуации меня удивляет позиция некоторых представителей министерства экологии, которые идут на поводу у эмоций, но тем самым подставляют губернатора. Потому что без предприятий такого уровня невозможна реализация мусорной реформы, которую начал не кто иной, как президент России Владимир Путин. Решение экологических проблем — одна из приоритетных задач, которую ставит глава государства перед Алексеем Текслером. И мы видим, что глава региона много сделал и делает в этом направлении.

— Пока что единственный успех мусорной реформы в Челябинской области — ликвидация свалки.

— Свалки убирать нужно, безусловно. Но надо начинать также работать на перспективу. Челябинская свалка была практически в центре города, у всех на виду. Свалка в Полетаево опасна тем, что она далеко, ее никто не видит, кроме небольшой группы людей. При этом она находится в непосредственной близости от реки, впадающей в Шершневское водохранилище, и ее неправильная эксплуатация угрожает питьевому источнику.

— Как в Старокамышинске относятся к перспективе строительства мусороперерабатывающего завода?

— Старокамышинск — депрессивная территория, где много лет ничего не меняется. Нет дорог, тротуаров, большие проблемы с коммуналкой, низкий уровень жизни, безработица. Появление предприятия такого уровня поднимет статус территории, повлечет благоустройство, не говоря уже о рабочих местах. Мы планируем набрать дополнительно порядка 200 человек, в основном среди местного населения. Люди это знают и надеются, что предприятие будет построено. У нас и сейчас там работает порядка 150 человек. Все понимают: если предприятие прекратит работу, найти новое место с официальной зарплатой от 30 тыс. до 50 тыс. рублей им будет непросто.

— Расскажите, чем сейчас занимается «Втор-Ком», какие виды отходов перерабатывает?

— Мы перерабатываем отходы текстиля в ватин и термовойлок, швейный, мебельный материал. Перерабатываем пластиковые бутылки, из которых можно делать очень много всего: набивку в пуховики, маски, матрасы, одеяла, подушки, игрушки, корпусы мебели, набивку для мебели, подложку под линолеум, использовать для гидроизоляции, шумоизоляции и так далее. Все дороги в Астане выложены материалами «Втор-Кома». Наши материалы забирали для ремонта дорог на Севере, на Ямале. При этом для строительства челябинских дорог наши материалы никогда не закупались, хотя это отличный материал, который не распадается под действием ультрафиолетовых лучей, не гниет, не преет, не прогрызается грызунами, не пропускает траву. Дороги, построенные в Казахстане около 10 лет назад, до сих пор в отличном состоянии.

У пластика огромный спектр применения. Если это не вторичная переработка, то это будет продукт переработки нефти, соответственно, расход нефти будет увеличиваться, цена расти, природные ресурсы — иссякать. Поэтому мы решаем важную задачу по экономии природных ресурсов: нефти, газа, леса и так далее.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Мне интересно, в Челябинске когда-то будет раздельный сбор или только Копейску повезло?

— Система должна формироваться при участии переработчика и властей, которые своим административным ресурсом будут стимулировать введение раздельного сбора, работать с населением. На днях мы направили инициативу на внедрение раздельного сбора мусора в образовательных учреждениях Челябинска, со своими инвестициями, установкой контейнеров, нашей транспортной логистикой. Решили для начала взять два района Челябинска — Ленинский и Курчатовский, а также Копейск. Согласовали вопрос в министерстве образования. Посмотрим, как отреагируют в министерстве экологии. Если получим одобрение, то сможем внедрять уже в 2022 году. В рамках этого проекта будем заниматься экологическим образованием и просвещением школьников.

— Если вернуться к основной теме разговора — какие шансы, что вам удастся реализовать такой амбициозный проект?

— Уверена, что шансы очень высокие. Все, что зависит от нас, мы уже сделали. Теперь слово за региональными властями. И я уверена, что победит здравый смысл и взаимное желание решить одну из главных экологических проблем региона.

Партнерский материал

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Орловской области ураган повалил 198-летний дуб, посаженный Иваном Тургеневым
Россия
В штате Мичиган произошла стрельба в средней школе. Есть погибшие и раненые
Челябинск
В челябинском нацпарке лось напал на девочку. В парке считают, что зверя спровоцировали
Россия
Fitch оценило шансы на новый глобальный локдаун из-за омикрон-штамма
Россия
Фургалу предъявили окончательное обвинение по новому делу
Россия
Instagram заблокировал аккаунт «Молодой гвардии Единой России»
Россия
В Чехии задержали главу белорусского футбола за незаконный въезд
Россия
В Госдуме заявили, что рэперам Оксимирону и Басте не грозят суды за тексты песен
Санкт-Петербург
В Петербурге экс-следователя и медиков задержали за продажу QR-кодов без вакцинации
Россия
ФБР: WhatsApp передает метаданные о пользователях практически в режиме реального времени
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.